Что такое культурный марксизм?

20.10.2018, 12:56 будущее

Еще одно название неомарксизма, которое приобретает все большую популярность в США, — это «культурный марксизм». Эта теория утверждает, что движущей силой социалистической революции является не пролетариат, а интеллигенция. Хотя марксизм в значительной степени исчез из рабочего движения, марксистская теория сегодня процветает в культурных учреждениях, в академической среде и в средствах массовой информации.

Этот «культурный марксизм» восходит к Антонио Грамши (1891-1937) и Франкфуртской школе. Теоретики марксизма признали, что пролетариат не станет играть ожидаемую историческую роль как «революционного субъекта». Поэтому, чтобы революция произошла, теперь уже лидеры культуры должны уничтожить существующую Западную культуру и мораль, а затем превратить коммунизм в новое кредо для дезориентированных масс. Целью этого движения является создание мирового правительства, в котором марксистские интеллектуалы имеют за собой последнее слово. В этом смысле культурные марксисты являются продолжением того, что началось с большевистской революции в России.

Ленин и советы

Под руководством Ленина революционеры рассматривали победу в России только как первый шаг к мировой революции. Большевистская революция не была ни русской, ни пролетарской. В 1917 году промышленные рабочие в России составляли лишь небольшую часть рабочей силы, которая в основном состояла из крестьянства. Большевистская революция была не результатом рабочего движения, а группы профессиональных революционеров. Более пристальный взгляд на состав большевистской партии, первых правительств Советского государства и его репрессивного аппарата показывает истинный характер советской революции как проекта, который не был направлен на освобождение русского народа от царского ига, а скорее должен был стать стартовой площадкой для мировой революции.

Опыт Первой мировой войны и ее последствия показали, что марксистская концепция «пролетариата» как революционной силы была иллюзией. На примере Советского Союза можно было убедиться, что социализм не может функционировать без диктатуры. Эти соображения привели ведущих марксистских мыслителей к выводу, что для установления социализма необходима другая стратегия. Коммунистические идеологи распространили понимание того, что социалистическая диктатура должна быть замаскирована. До того, как социализм мог бы преуспеть, существующая культура должна измениться. Контроль над культурой должен предшествовать политическому контролю.

Культурный контроль растет вместе с политическим контролем

Помогло неомарксистам то, что многие из их попыток взять под контроль культуру произошли параллельно с посягательством государства на отдельные свободы. В последние десятилетия, по мере роста так называемой политической корректности, американское правительство получило обширный арсенал репрессивных инструментов.

Немногие американцы, похоже, знают, что США по-прежнему живут в соответствии с Законом о чрезвычайной ситуации, который был принят после того, как Джордж Буш воспользовался привилегией исполнительной власти объявить чрезвычайное положение в 2001 году. В том же году теракты 11 сентября также проложили путь для Патриотического акта. С отметки около 95 пунктов в рейтинге Freedom House США упали до 86 пунктов в 2018 году.

Нравственная коррупция

Путь к власти культурных марксистов — это нравственное разложение общества. Чтобы добиться этого, средства массовой информации и общественное образование не просвещают, а путают и вводят в заблуждение. Медиа и учебные заведения работают над тем, чтобы настроить одну часть общества против другой. В то время как групповые идентичности становятся все более значимыми, виктимизация и история угнетений рисуются во все более ярких красках. Признание за собой статуса угнетаемой жертвы — это способ получить право на специальную помощь, уважение и социальную интеграцию.

Спрос на социальную справедливость создает бесконечный поток госрасходов, которые считаются необходимыми: на здравоохранение, образование, по старости и для всех тех, кто «нуждается», «преследуется» и «угнетен», будь то реально или мнимо. Наводнение нескончаемых госрасходов в этих областях дестабилизирует финансы государства и создает финансовые кризисы. Это позволяет неомарксистам обвинять «капитализм» во всех бедах, когда на самом деле именно перераспределяющее государство провоцирует системные провалы, а избыток государственного долга вызывает финансовую хрупкость.

Политики, медиа и судебная власть никогда не останавливаются на том, чтобы вести все новые бесконечные войны: против наркотиков, высокого кровяного давления или ожирения. Список врагов растет каждый день, будь то расизм, ксенофобия или антиисламизм. Реальностью этого движения является политическая корректность, война против собственного мнения. Пока публика терпит отвратительные указания, особенно под ширмой искусства, список запрещенных слов и мнений растет ежедневно. Общественное мнение не должно выходить за рамки нескольких принятых позиций. Тем не менее, в то время как общественные дебаты обеднели, разнообразие радикальных мнений процветает за закрытыми дверьми.

Культурные марксисты ведут общество в нравственный кризис идентичности посредством ложных стандартов лицемерной этики. Цель — уже не «диктатура пролетариата» — потому что этот проект потерпел неудачу, а «диктатура политической корректности», чья верховная власть принадлежит культурным марксистам. Как новый класс священников, опекуны новой ортодоксии управляют институтами, власть которых они пытаются распространить на все части общества. Моральное уничтожение личности является необходимым шагом для достижения окончательной победы.

Опиум интеллектуалов

Верующие в неомарксизм являются в основном интеллектуалами. Рабочие, в конце концов, являются частью экономической реальности производственного процесса и знают, что социалистические обещания — это мусор. Нигде не было социализма в результате рабочего движения. Рабочие никогда не были виновниками социализма, но всегда были его жертвами. Руководители революции были интеллектуальными партийными политиками и военными. Писателям и художникам приходилось скрывать жестокость социалистических режимов через статьи, книги, фильмы, музыку и картины и придавать социализму научно-интеллектуальный, эстетический и нравственный облик. В социалистической пропаганде новая система представляется справедливой и продуктивной.

Культурные марксисты полагают, что когда-нибудь они станут единственными обладателями власти и смогут диктовать массам, как жить и что думать. Но неомарксистскую интеллигенцию ждет сюрприз. Когда социализм состоится «диктатура интеллектуалов» не сильно будет отличаться от того, что произошло после того, как Советы взяли власть. Интеллигенция будет среди ее жертв. Это было после Французской революции, которая была первой попыткой революции интеллектуалов. Многие из жертв гильотины были видными интеллектуалами, которые ранее поддерживали революцию — Робеспьер среди них.

В своей пьесе, «Смерть Дантона», драматург Георг Бюхнер вложил в уста своего героя такие слова: «Как Сатурн, революция пожирает своих детей». Однако, более правильно сказать, что революция ест своих духовных отцов. Те же самые интеллектуалы, которые в наши дни способствуют культурному марксизму, будут первыми в очереди, если их проект завоевания преуспеет.

Заключение

Вопреки тому, что считал Маркс, история не предопределена. Завоевание институтов зашло далеко, но до сих пор не было полного захвата. Еще есть время для изменения курса. Чтобы противодействовать процессу, нужно отмечать неотъемлемую слабость культурного марксизма. В той мере, в какой неомарксисты изменили классический марксизм и устранили его основные принципы (углубление пролетаризации, исторический детерминизм, полный крах капитализма), движение стало еще более утопическим, чем когда-либо раньше был классический социализм.

Как преемники Новых левых, «демократические социалисты» распространяют мешанину противоречивых позиций. Из-за характера этого движения неомарксизм неэффективен, чтобы служить инструментом для достижения политической власти, как это было необходимо для диктатуры. Но это не означает, что неомарксистское движение не имеет никакого влияния. Напротив: из-за присущих ему противоречий идеология культурного марксизма является основным источником глубокой путаницы, которая захватила почти все сегменты современных Западных обществ и которая вот-вот приобретет еще более опасные масштабы.